Ригель Л.
...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!










К нам идёт ноябрь, он будет лют,

Пусть и не настолько, насколько жизнь.

Женщина, которую я люблю,

Мне, простите уж, не принадлежит.



За стенами Холла идёт война,

Но в саду — цветение поздних роз,

Глаз её агатовых глубина,

Стёртый поцелуем её вопрос,



Запах крови, въевшийся в чёрный шёлк,

На предплечьях левых — ожоги клятв...

"Знаешь, я в газетах вчера прочёл,

Что по нам, любимая, плачет Ад,



Призывает нас, веришь ли домой,

Как достойных, лучших его детей."

А она смеётся — о, Мерлин мой... —

И с улыбкой падает на постель.



Так она смеётся во время битв,

Так порой улыбка её сладка,

Когда с бесполезной мольбой убить

Жизнь чужая бьётся в её руках.



На развилке судеб вдвойне сильны

Страсть и нежелание быть слабей.

Вам бояться бы как самой войны

Женщины, что я не зову своей,



Наших глаз под маской, самих имён,

Знамени победного среди туч.

Как грозу ночную люблю её;

Молнии убийственный, хищный луч —



Вот что между нами. В единый сплав

Он нас нерушимо соединил.

Я был прав, насколько я мог быть прав,

Выбрав ту, которая мне сродни,



Что, рука в руке и к плечу плечо,

Будет рядом в грозные времена.

С кем у нас — чего мне желать ещё? —

Верность и любовь на двоих одна.



И огонь войны, и огонь страстей

Я с ней в равной степени разделю,

С женщиной, что я не зову своей,

Женщиной, которую я люблю.

@темы: ГП, за такие дела отменяют прописку в Раю, ролевое, стихи