Записи с темой: за такие дела отменяют прописку в раю (список заголовков)
16:24 

Проперсонажное

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Я много в последнее время думаю о Деметре. Деметра, как и большинство моих персов, ненормальная. Я не знаю, в какой момент это у неё началось, но знаю, до чего дошло, и это, если я хорошо себе представляю точку зрения нормального человека (а я мгогу её только представить), пугает. То, что творится в душе этой девочки, вызывает страх и восхищение одновременно.
Деметре шестнадцать. Когда она на первые дюймы приблизилась к тому, чтобы вмазаться в это всё - ей было четырнадцать. Она безумно рано повзрослела. В её жизни безумно рано появились алкоголь, секс, смерть, дрожащие в пальцах до невозможности нормально прикурить сигареты, выбор раз и навсегда, на чьей ты стороне, и страх. Страх, страх, страх. И лишения. И боль. Деметра боится не за себя, она вообще мало чего ботся, если речь идёт о чём-то, затрагивающем только её саму. Деметра боится за свой "пантеон", как она в шутку их называет. Обожаемый старший курс, на основательную часть состоящий из Упивающихся.
Ей было пятнадцать, когда она мельком увидела на руке у одного из них тот же знак, что печатали в "Пророке", тот же, что озарил бледной зеленью небо над башнями Хогвартса. Когда она поняла, что те, кого она любит, кто всегда её защищал, помогал ей, учил и мотивировал быть достойной своего факультета, что эти люди - преступники. Террористы, убийцы, Мерлин знает кто. Руки, которых она касается, передавая хлеб в Большом Зале - в крови.
...Надо ли говорить, что в её к ним отношении не стало ни на йоту меньше любви?
Деметра любит настолько чисто, настолько пылающе верно, настолько слепо и безгранично, что, будь она на "светлой" стороне, эта любовь приблизила бы её к святости. А в её ситуации... Всё не так однозначно.
Деми простила бы им даже собственную смерть. Она рада любому шансу что-то отдать, что-то сделать для них. Она молится за них каждый раз, когда они всей толпой куда-то исчезают, а по возвращении в глазах у них такое, что лучше не встречаться взглядом, если вы, конечно, не Деметра. Она готова (и хочет!) жертвовать своим временем, силами, нервами, чем угодно, лишь бы сделать их хоть немного счастливее. И особенно это относится к двоим.
Эти двое очень разные. Тем не менее, чувства к боим возникли у Деметры в оди и тот же период, но, если в случае Треверса она не может назвать конкретный момент, то с Рудольфусом всё ясно. Это была тренировка чар холодным осенним вечером во дворе школы. Деметра, как всегда, делала вид, что ей всё нипочём, в том числе и холодный ветер, но это никогда не шло ей на пользу, и вскоре её трясло даже после насильственного упаковывания в чью-то куртку и отпаивания алкоголем. Боги, кто бы знал, как часто ей холодно, а она не может никому об этом сказать, потому что не желает выглядеть жалко... Тем не менее, у факультета глаза на нужных местах, и слова им не всегда нужны.
"Я пойду, человека подвигаю". Рудольфус кивает Уолдену на меня, мы выходим на тренировочную дуэль обратным хватом и он безупречно выполняет Парабеллум. Это невероятно красиво, опасно и завораживающе, настолько, что я в приветствии, к своему стыду, путаюсь, но он терпеливо напоминает мне, как правильно. Хватает моей концентрации ненадолго: я "складываюсь" к концу уже третьей его очереди, хотя обычно Чары не вызывают у меня особых затруднений, я одна из лучших на курсе. Но это не страшно, что именно сейчас мне отказывает чёткость мышления: я ведь никогда не подниму палочку на мистера Лестрейнджа в настоящем бою.
Именно в тот момент, глядя ему в глаза поверх его вытянутой в финальном жесте Парабеллума руки, я поняла, что пропала. И это не сказать чтобы плохо."

Такие вот дела, дамы и господа.
Отношение к Деметре Рудольфуса и Треверса - небо и земля. Беспощадное недостижимое солнце и пламя костра, к которому только руку протяни - и согреешься. И плевать, сколько прочих сгорело в этом огне. Плевать, какое пепелище остаётся за ним. Это живое тепло и свет, необходимые ей, когда она умирает во тьме и холоде, потому что безразлична и не нужна её солнцу, источнику её жизни, источнику её боли.
"Если такой великолепный человек позволяет мне быть рядом, если ему не всё равно, что со мной происходит - наверное, я не так бесполезна, как думаю, я не помеха и не обуза, и моя любовь действительно может кому-то светить" - думает Деметра. А ещё она думает, что пусть, пусть сердце рвётся на клочки, пусть оно горит, пусть будет как угодно больно - она вынесет всё, кроме одного, самого страшного. Поэтому - Мерлин и Моргана, все боги этого мира, все, кто может решать: пусть они будут живы, пожалуйста, пожалуйста, лучше пусть я умру, чем они.

Деметра в её шестнадцать готова на всё, лшь бы её драгоценные Упивающиеся были живы и счастливы. И если эта любовь хоть в чём-то неправильна, потому что направлена на людей, творящих ужасные вещи, то в гробу я видала такую систему ценностей.

@музыка: Evanescense - Good Enough

@темы: ХогУпс, за такие дела отменяют прописку в Раю, мысли, ролевое

03:34 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:02 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Старых стихов кусок, чтоб и тут было

URL
14:12 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Персонажные мысли по сыгровке ТБ, только для себя, но чтоб не забыть.

URL
03:19 

Это песня, которая довела до слёз Слизерин.

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
На дороге к мечте
Только слабые — вниз.
Путь к победе не может быть слишком тернист.
Может, славы вино,
Может, медленный яд...
Подземелья секреты надёжно хранят.

Мы — дети, которым всё можно,
Даже прямо смеяться в лицо тишине,
И запретное не назовётся запретным для тех, у кого есть ключи.
Заклятья въедаются в кожу,
Прикрой мою спину — мы будем сильней,
О прочем молчи, пока легче не станет, а значит — навеки молчи.

Жизнь людская — игра,
Судьбы ставим на кон.
Путь к победе немногим даётся легко.
Горе стынет как ртуть,
Счастье пьётся как брют.
Подземелья своих никогда не сдают.

Мы — дети, которым всё можно,
Даже не проиграть в самой страшной войне,
И запретное не назовётся запретным тому, кто узнает пароль.
Змеиный закон непреложен:
Прикрой мою спину — мы будем сильней,
О прочем скажи только тем, кто достоин, в чьих венах звенит серебро.

Что ж, раз цель впереди,
Мы получим своё.
Путь к победе навек разделил окоём.
И Судьба не указ
Всем, воспитанным здесь:
Подземелья готовят нас к штурму небес.

Мы — дети, которым всё можно,
Даже, ползать рождённым, парить в вышине,
И запретное не назовётся запретным владельцам замка и дверей.
Быть первыми вовсе не сложно,
Прикрой мою спину — мы будем сильней,
Мы впишем свои имена в эти хроники зеленью на серебре.

@музыка: скоро появится ВК

@темы: Слизерин, ХогУпс, за такие дела отменяют прописку в Раю, ролевое, стихи

09:38 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:05 

The First Wizarding War 1979, отчёт игрока

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Прошу прощения, тег MORE у меня глючит как сволочь.


С добираловом мне нереально повезло, что туда, что обратно. Белла, ты моё сокровище и спасительница: при походе пешком я вряд ли был бы в таком бодром и относительно здоровом состоянии, которое требовалось для игры. Нагайна, тебе тоже нереальная благодарность за палатку и всё к ней прилагающееся, мы с Малфоем и Розье отлично ночевали, протекла она только в последний день проливных ночных дождей. Правда, я сначала не нашёл тот некондиционный матрас, который вы мне оставили, а потом принял его за вещи Люциуса, так что даже не поюзал, но мне и в спальнике было неплохо. Кстати, господа Сивый и Долохов! Вы уже не раз выслушали, как я вам благодарен, а здесь и сейчас хочу в очередной раз поблагодарить вас за спальник, переданный в моё окончательное пользование, китель и кусок ткани, из которого я пошил себе плащ, без коего, вероятно, закончился бы как боец под этим дождём.


Мастера
Вы молодцы. ГМ, для которого это всего лишь вторая игра, провернул действительно колоссальную работу, и я тобой, Сириус, очень горжусь. И вообще, все мастера прекрасны, я обязательно поеду к вам поиграть что-то ещё, если пустите)


Игротехи
Боги! Как же вы прекрасны! Лучи моей неистовой любви и обожания Лесу, оборотням, всяческим волшебным существам и прочим персонажам, которыми вы выходили! Когда я увидел этих невероятных кентавров, то просто дара речи лишился как игрок. У них из-за цепляния за кочки даже копыта шевелились *_*
У вас всегда получалось создавать нужную атмосферу, то жуткую и напряжённую, то волшебную, то такую, которая царила, когда Лес шутил надо мной, Рабастаном и Люциусом после трёх ночи в пятницу))
С оборотнями вообще отдельная тема. Они огонь! Они невероятно понравились мне даже как Рудольфусу, работать с ними было настоящим удовольствием, а общались мы без того напряжения, которого ожидаешь при контакте мага и оборотня. Герман Вольф - прекрасный лидер стаи и заботливый отец, и я надеюсь, что наше удовольствие от общения было взаимным (судя по выпивке и подаренным грибам!).
Рудольфус не в обиде на Лес даже после того, как тот убил Барти. Он благодарен Лесу за то, что он вернул в лагерь Тёмных тело Рабастана и позволил забрать его с болота. А ещё он чувствует, что теперь Лес всегда будет звать его и не считать чужим.


Светлый блок
Если бы я добежал хоть до одного боя - видел бы вас больше) А так... Грюм, в очередной раз тебе хочу сказать, что ты труп. Боунс, что ты труп, ты и сам знаешь. Мэри, ты будешь достойной хранительницей Леса, а ещё мне всегда нравились колдомедики с резким характером) Дирборн, я с удивлением обнаруживаю, что не испытываю к тебе личной неприязни как персонаж. Не знаю уж, почему так. Доркас, ты была прекрасным противником и не менее прекрасным временным союзником в перемирии. Я видел тебя островком адекватности и неким голосом разума и рациональности. Приятно, что Лес похитил меня для переговоров именно с тобой. Сириус, прости, что не "поговорил"! Слишком долго обдумывал, как бы не убить, но чтобы было весело. Я уже нож из кармана потянул, когда МакНейр тебя вырубил) "Такой замес пролюбили!" - это, кажется, наша с тобой карма. И "нуар" мы тебе тоже не влили. Не успели, да и смысла не было: думали ведь, что не сбежишь. Всем прочим - мне было нереально странно чувствовать спиной ваши взгляды, стоя на посту и охраняя наш лагерь, полный Орденцев. Верить, что не нападёте - и всё равно передёргивать плечами. Но всё равно - быть готовым защитить вас, особенно тех, кто временно не в силах колдовать, потому что так велит Лес... И потому что так говорит моя странная, непонятная прочим, но существующая совесть. Спасибо за игру, дамы и господа.


Тёмный блок
Я безумно ценю вас, а некоторых даже люблю.
Это была моя первая игра в войну как таковую. Я давно хотел поиграть именно в это, и именно на стороне Пожирателей Смерти, по очень многим причинам. Спасибо за понимание моих ограничений, за то, что не выносили это в игру. Мне как персонажу из-за меня как игрока было ужасно стыдно и погано, я чувствовал себя последним трусом и бесполезным неудачником, когда даже не смог добежать с одного конца полигона на другой, чтобы ввязаться в бой. Я хотел на передовую, хотел в боевую группу. Но, увы, мой организм решил мне этого не позволять.
Из претензий. Господа, я специально прописал себе способности, позволяющие применять их, спокойно (или неспокойно и под дезиллюминейтом) пройдясь по лесу и кустам, придя в штаб и сев за анализ какого-нибуь артефакта. Тем не менее, за артефактолога считался почему-то только Руквуд. Опять-таки, было погано чувствовать себя так, будто неспособен принести пользу. Вторая претензия, к тому, что моя неспособность к бегу почему-то резко стала приравнена к неспособности к бою, в том числе и персонажная (ибо персонаж, в отличие от меня, не мог найти обоснований тому, почему его соратники не в курсе, что он чуть меньше половины срока своей службы, пять лет, был боевиком, и только потом перешёл в разведку). Господа, колдовать я был способен и получше, чем некоторые боевики, простите уж за прямоту. Сомнения в этом и попытки меня опекать злили, если честно.
Из хорошего. Мы - команда. Мы боеспособны, мы ценим друг друга и готовы стоять друг за друга. Мы знаем, за что боремся. Очень жаль, что в наших рядах был предатель, но, Регулус, я тебе уже говорил, что почему-то не могу тебя так уж люто ненавидеть. Ты делал добро моей семье, ты занимался их лечением после событий сыгровки, я просто не могу не быть благодарным.
Спасибо вам, упсятник. Я горжусь нами. да, временами мы безбожно тупили, попадали в полную задницу, пролюбили Милорда (!!!), но, тем не менее, мы сделали многое, и мы сделали это хорошо.


Милорд, Вы были бесподобны. Я сполна ощутил, что такое - смотреть на человека и видеть в нём своё божество, того, за кого умрёшь не раздумывая и кому простишь даже собственную смерть. Ни одной мысли о предательстве или неисполнении приказа, ни одного, даже мысленного, обвинения в несправедливости. кроме одного момента. Вы подвергли меня пытке за отлучение с поста из-за магии Леса, но ничего не сделали, когда пропал из плена Блэк. Второе мне как персонажу подарило ужасно тяжёлое чувство неискуплённой вины.
МакНейр, спасибо за побеги наших. И вообще за всё. что ты сделал для Организации. Ты надёжный боевой товарищ.
Амикус, я рад был служить под твоим началом. Разведка очень разведка, и я сейчас понимаю, что испытываю какой-то патриотизм по отношению к своему подразделению. Ты сыграл большую роль в появлении этого ощущения.
Барти, прости, что мало поиграли. Потерять тебя было горько. Я искренне дорожил тобой. С большой вероятностью через год Бартемиус Крауч-младший стал бы считаться некой частью La Famiglia, Семьи, за которую Рудольфус готов зубами рвать глотки. Жаль, что этого не случится. Ты был истинно преданным, сумасшедшим и идейным, Рудольфус любит это в людях. А ещё Барти-младший - один из самых мною пожизнёво любимых персонажей Поттерианы, и ты, на мой взгляд, превосходно вписался в роль. Спасибо.
Алекто, радость моя. Ты чудо. Ты такое тёплое, такое в какие-то моменты искреннее существо, что я просто не мог не испытывать к тебе нежности. Я искренне радовался, глядя на вас с Регулусом. и хотел продолжения этой любви, хотел тебе счастья. Ты его заслуживаешь, наша прекрасная леди, наша дорогая девочка. И зря ты так волновалась, что плохо будешь выглядеть в корсете: это совершенно не так!
Беллатрикс, несравненная, прекраснейшая. Жаль, что мы не поиграли вообще. Знай, что я очень беспокоился о тебе, пожизнёво и персонажно. Спасибо за всё. Я буду хранить твоё кольцо)
Розье, ох, как же ты меня бесил!))) Но пожизнёво ты был такой котиковой милотой, особенно когда я валялся амёбкой в палатке под белым хайратником... Тогда твои слова приводили меня в себя и напоминали о том, что я должен беречь эту тушку для последующей пореаловой жизни.

Долохов, командир моей мечты! На задании, куда мы ушли с тобой и Регулусом, я впервые за всю игру пожрал черники! Я понимаю, что это было в оффтопе, но это было самое идеальное задание, самый упоротый ритуал, и вообще сплошное хорошее воспоминание об игре) Рудольфус ностальгирует по тем временам, когда был в боевой группе. Правда.
Сивый, дико жаль, чо ты почти не смог выйти этим персонажем. Как мастер и тех ты жёг напалмом! Но ввиду хорошего взаимодействия Рудольфуса с оборотнями мне как игроку было грустно, что среди них не было тебя.
Люциус, свет мой. Если бы я потерял ещё и тебя - я бы окончательно свихнулся. Как же ты мне дорог, о Мерлин... Спасибо, что был рядом. Спасибо, что был таким... таким Малфоем) Ядовитым, нахальным, пафосным, немного манерным, но всё же - моим достойным соратником и частью Семьи. Спасибо за твою неканонную верность Тёмному Лорду, именно благодаря ей у меня на одного доверенного человека больше, а их не так много. А говоря о прочем - твои кексы просто божественны! Весь ТБ твой, стоит тебе только начать их раздавать. От одного перечисления начинки становится вкусно)
Рабастан... Ох, как тяжело. Я даже не знаю, что сказать тебе как игроку. Рудольфус слишком любит брата, это застилает всё. Стихи ты видел. Спасибо, что смог воплотить такого Рабастана, о котором я скорблю настолько сильно, что это пробирается в пожизнёвку. После возвращения с игры я рыдал как тварь от любого полувроленного упоминания твоего имени. Спасибо за ночные посиделки у костра, за вопросы Люциусу и мне. за тонну братской любви. За то, как мы потом говорили с субботы на воскресенье, когда ты уже был под белым хайратником, а я настолько двинулся умом, что мог разговаривать с белыми хайратниками. Вообще за всё... За тебя на этой игре.
Фрэнк и Алиса, я очень давно говорю о том, что хотел бы видеть вас своими союзниками. Вы мне очень симпатичны как люди и как персонажи) Вы солнышки. Я не мог без нежности смотреть на Алису, когда вы были с нами уже без империуса и стояли где-нибудь, обнявшись. Добро пожаловать в Организацию. И я безумно рад, что мне не придётся отправлять вас в Мунго в 1981.

Вообще всему ТБ я безумно благодарен. Играть с вами - незабываемо. Это совершенно новый для меня опыт, и я рад, что он был таким.



СПАСИБО ЗА ИГРУ!!!



Рудольфус Игнациус Лестрейндж

@темы: ролевое, проза, отчёт, интересное, за такие дела отменяют прописку в Раю

00:59 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Лог куска ржачной беседы

URL
14:05 

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
01:28 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:42 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:51 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:23 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Про "а мне???" и "ну почему снова я?" в рамках четырёх (шести?) весёлых буковок.

URL
22:29 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:43 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Немного о моём проживании у Рабастана с Валевским)

URL
15:00 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Очередной списочек дримов касательно ПерМага и иже с ним

URL
22:23 

lock Доступ к записи ограничен

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Драбблик по фан-теории относительно ФТ.

URL
08:00 

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Екатерина Болдырева — Полюбила


Cкачать Полюбила бесплатно на pleer.com

Веришь, я тебя полюбила
И пропала на этом месте.
Духовного роста никакого,
Одни лишь страсти.
Не будем вместе

В который раз уже зараза Болдырева попадает в мои или персонажные эмоции, но чуть л не впервые она попала НАСТОЛЬКО точно. Это 100% Деметра. Это прямые цитаты из её монологов (одиноких, ночных, пока никто не слышит, шёпотом в подушку, едва слышно в пламя камина - "Деймон, Деймон...", бесконечно, как мантра. Когда страшно, когда плохо, когда больно невыносимо - только это имя, светлее звёзд, темнее неба за ними ), её мыслей, из того ночного разговора с 14 на 15 февраля в гостиной Слизерина.
Разве что про духовный рост она не согласна.

@темы: на пороге звёзд, интересное, за такие дела отменяют прописку в Раю, ролевое, не моё

17:14 

Зарисовка с игры.

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!
Деймон Треверс|(/)Деметра МакФасти

Драма, юст, ангст, романтика, POV


1978, лето, выпускной 7 курса.

Остров на Чёрном озере.

Лагерь факультета Слизерин, ночь перед балом.



***
Она никому не нужна. Пора признать это.
Пора просто признать, что она никогда не будет ни такой, какой желает сама, ни такой, какой принято быть даме в чистокровном обществе. Леди. Леди она уж точно не будет. Её мать не леди, её бабка не леди... На леди тянет разве что Джосси, милая маленькая Джослин, которой даже до поступления в Хогвартс ещё несколько лет. Такая нежная, мягкая, улыбчивая Джосси. Принцесса в семье. Деметра любит Джослин и ни капли ей не завидует, тем более, что для Брайана принцессы они обе. Рыжие растрёпанные принцессы со сбитыми коленками и заусенцами на пальцах.
А здесь – совсем другая семья. Строгая, требовательная, закрытая. Те, при ком нельзя лишний раз поплакать или пожаловаться, хотя последнее всё равно получается само собой. Деметра жалуется не им, о нет. Она просто высказывает вслух собственные мысли, которыми ей не с кем поделиться. Просто хочет добиться капли тепла от окружающего мира: в людях она почти разочаровалась в этом плане. Только Айзек, вечно понимающий и заботливый Айзек мог вынести её ужасный характер. Даже не «вынести» – принять и полюбить. Он всегда был рядом, а сейчас укатил стажироваться в свой Мунго, напоследок осмотрев последствия недавнего падения в озеро и запретив на всякий случай много пить в выпускной. Интересно, а что по меркам Айзека значит «много»?
Деметра вынимает из сапога флягу и отпивает коньяка. Виски кончился на прошлой неделе. Вчера Мэриам МакМиллан была весьма добра, предложив прогуляться за виски к Хаффлпаффу, но не выливать же коньяк.
Мисс МакМиллан пригласила их со Струпьяром, да и всех прочих слизеринцев, на свою свадьбу с мистером Боунсом. Боунса Деми помнит, выпустился в прошлом году. На свадьбах она бывала, и это были шумные шотландские свадьбы её рода. Брайан говорит, у него в Дурмстранге есть девушка. Румынка. Вот бы познакомиться...

У всех есть парни, девушки, а у Деметры есть Любовь. Любовь, о которой знает мисс Мелифлуа, мистер Бэгшот и...

– Мисс МакФасти, у вас есть зеркало?
– К сожалению, нет, мистер Треверс.

Отходит, роется где-то в палатке. Смотрю на его спину. Красивый, какой же невозможно красивый... Разворачивается, снова зовёт меня. Подержать зеркало? Какие, право, мелочи, господин префект.
Зеркало двустороннее. Поверх его лица отражается моё в оранжевых отсветах костра. Волосы кажутся пламенем. Ещё более горячее – сжигает меня изнутри. Делаю вид, что смотрю на себя, смотрю на него. Его длинные пальцы, его точёная шея, его тонкие губы. Одна пуговица, вторая – проверяет, хорошо ли застёгнуты. Ругается на кружева. Я соглашаюсь. Хотя ему ужасно идёт. Ему многое идёт.
Завязывает плащ. Красивая узорчатая ткань, чёрное на чёрном. Наконец-то могу беззастенчиво его рассматривать. Благодарит.


– Отвлекайте когда вам угодно, мистер Треверс.

Улыбаюсь. Нельзя показывать, что мне одиноко. Что мне холодно не только из-за простудного озноба. Что я почти плакала. Я ведь обещала ему быть счастливой. Дурацкое обещание, но я слизеринка, я справлюсь...


– У вас всё в порядке?
– Да.

Нет.
Отвожу глаза.

– Мисс МакФасти.
– Нет, но это не стоит того, чтобы...
– Посмотрите на меня. У вас. Всё. В порядке?
– Нет.

Как гора с плеч. Я не могу ему лгать. Даже в мелочи. Не могу. Он всё равно дознается, ему стоит только достаточно настойчиво спросить. Кажется, даже самое личное я могла бы ему сказать. Многое в «личном» связано с ним, так почему нет? «Годрик, найдётся ли в твоём доме место для такого как я?» – «Да, вон там, на коврике».
Да хоть на коврике, мистер Треверс.
А Годрик меня обнимал. Так, как хотели вы. Дружески. Так разве нужно мне что-то ещё? Это было недостаточно счастьем только потому, что вы не были собой. Одно прикосновение – и я уже счастлива. Одна ваша улыбка освещает и согревает меня лучше этого костра. Вы не в силах меня любить, но умоляю, разрешите мне любить вас... Сами можете быть мне другом и никем больше, просто не запрещайте мне. Прошу.
Я рассказываю, что меня знобит, что мне настолько холодно, что я не хочу даже переодеваться к балу. Я действительно ужасно мёрзну, хотя кутаюсь в тяжеленный дурмстрангский плащ мистера Мальсибера.
Он придвигает кусок дерева вплотную к костру, так, как не осмелилась бы я сама. Я присаживаюсь осторожно, но делаю это, потому что верю ему. В лицо пышет почти нестерпимым жаром, но он проникает и под плащ, и, кажется, в самое сердце. Озноб становится меньше, ослабевает, а после и исчезает совсем.


– Так не переодевайтесь. Сопли до пола не вяжутся с красивыми платьями. Серьёзно, можете не переодеваться.

От любого другого это было бы оскорблением. А я просто смотрю ему вслед и одними губами шепчу: «Он лучший, Мерлин... Он самый лучший». И снова плачу: от облегчения, от живительного кострового жара, просто от того, что ему не плевать, всё ли у меня хорошо. А после этого – снимаю плащ и иду к палатке. Бальный наряд ждёт.
Кода я появляюсь на балу, он даже не слышит, когда я пытаюсь заговорить с ним и намекнуть, что поняла его указания единственно правильным для слизеринки образом. Обидно. Но не так уж и сильно.
Ему я могу простить в своём отношении что угодно.
Любую боль.
За одну каплю тепла.

@темы: ролевое, проза, интересное, за такие дела отменяют прописку в Раю

10:44 

И снова про упсятник

...Главное - не отбить наши аристократические задницы седлом!

Не могу не писать про упсов, не могу писать про упсов без пафоса и неистовой любви к оным. То есть, могу, но не хочу :D
Итак, это песня, мелодия у неё сырая как полиэтилен полиэтиленового клуба и неготовая как Айрис к сирене воздушной тревоги. А рабочее название - "упсяцкая-боевая".


@темы: стихи, интересное, за такие дела отменяют прописку в Раю

На пороге звёзд

главная